19:51 

popp_e
для маленькой такой компании огромный такой секрет
Сегодня серия "Школы" напомнила мне о 13 августа 2011 года.
Около половины десятого утра в комнату заходит тетя Юля, мама моей сестры, Светы. Садится к ней на кровать, спрашивает, спим ли мы еще. Мы, конечно, спим, и я даже не обращаю внимания на то, что она болтает что-то невнятное. Фраза "Сегодня утром Саша Литвинов разбился" заставила проснуться ежесекундно. Я всё еще ничего не соображаю, не понимаю, кто это и что произошло, и как он мог разбиться на машине, если не водит ее. Она встаёт и уходит. Я отворачиваюсь лицом к стене и начинаю плакать. Глаза, еще слипшиеся от сна, начинаются слипать еще сильнее. В итоге я не вижу совсем ничего вокруг, не чувствую себя в этом мире. Проходит 30 секунд, я поворачиваюсь и сажусь на кровать, хочу лечь к Свете, но боюсь, что она меня прогонит. Подхожу, сажусь к ней на кровать и она говорит "Иди сюда". Я ложусь рядом, мы обнимаемся и плачем. Проходит 5 минут и мы встаем. Дышим, осознаём и по очереди идём умываться. Я открываю дверь, на улице идёт дождь. Сверху моей пижамы надета синяя мастерка из ткани, капюшон которой я натягиваю на голову. Это, конечно, не помогает, ведь она из хлопчатобумажной ткани. На улице ни единой души. Я дохожу до умывальника, смотрю по сторонам. Высмаркиваюсь, плачу. Снова высмаркиваюсь. Чищу зубы. Выходит Света, подходит к умывальнику. Я разворачиваюсь и иду в номер. По пути вижу деду Стёпу, но прохожу мимо. У него ведь сегодня День рождения. Он идет, открывает бочку и включает насос. Я захожу в комнату. Сажусь на кровать, кладу зубную щетку на стол и сижу. Дожидаюсь Свету. Она возвращается. Я думаю о том, что нужно сказать об этом Асе и Вове. Но еще рано. Света надевает линзы, расчесывается. Я не расчесываюсь. Слышим, что все родственники в столовой. Выходим, держась за руки и идём туда. НА улице холодно, меня сразу же начинает морозить. Заходим. Сидят мама, дядя Денис, бабушка, дедушка, тетя Юля, деда Стёпа, баба Капа, дядя Женя, тетя Рита Бурматов, еще какой-то друг дяди Жени. Думаю о том, что Денис только прилетел с Америки, на пару дней ради Ольхона, приезжает, а тут такое и сразу нужно уезжать. Поражаюсь тому, как все спокойны. Заплаканные только баба Капа и бабушка. Все сразу обращают внимание на нас, смотрят, будто что-то хотят сказать, но не могут. Я вижу на столе подарок для моих бабушки с дедушкой, ведь у них юбилей свадьбы. Вижу подарок для деды Стёпы, мобильный телефон, который Саша купил и передал через тетю Юлю. Баба Капа сидит за столом, раздаривает всем магнитики, сувенирчики с изображением Байкала. Я снова поражаюсь. Тетя Юля и мама говорят налить чай, помогают нам, кормят, накрывают для нас на стол. Мы сидим, и пьем чай. Дядя Женя здесь, как всегда спокоен, пьёт чай, будто сын его вовсе не погиб. Тети Оли здесь нет. Видимо, она даже к завтраку не смогла выйти. Мы выпили чай, деда Стёпа, баба Капа уходят. Мамы уходят мыть посуду. Света уходит в комнату. Я сижу за столом и пью чай. Затем встаю, иду на кухню и встречаю там маму. Начинаю плакать, меня всю трясет, обнимаю маму, она обнимает меня. Я возвращаюсь на кухню. Все начинают решать вопросы с билетами. Бурматов и друг дяди Жени перепродали нам свои. В общем, все билеты, что были на завтра (т.к. много кто собирался уезжать), были собраны в кучу. У всех были совместные билеты, кроме мамы. У нее был билет на маршрутку, всего один. Я считаю деньги, расплачиваюсь за чьи-то билеты. Вопрос решается, билетов хватило на всех. Мама просит, чтобы я обменяла ее билет на билет в автобусе. Боится ехать одна, хочет со мной и бабушкой. Я не долго думая возвращаюсь в номер. Света лежит на диване с ноутбуком на коленях. Я спрашиваю, что она делает. Говорит, что смотрит фотографии, где мы все вместе. Я спрашиваю ее, пойдет ли она со мной, она отказывается. Я выхожу из номера на улицу. Иду мимо столовой, на крыльце которой кто-то курит. Иду в сторону ворот. По пути обращаю внимание, что тетя Оля, дядя Женя, Бурматов, тетя Рита и друг дяди Жени собирают сумки и укладывают их в машину. Тетя Оля очень кудрявая, спала на бигудях для праздника. Всё лицо ее красное, опухшее, нет живого места.
Я открываю ворота и выхожу на улицу. Идет мелкий дождь, на улице мало людей и кажется, что никто не обращает внимания на мой внешний вид. Я спускаюсь мимо музея, поворачиваю на главную улицу. Проходя мимо музея, мысленно сообщила покойному прадедушке о том, что погиб его правнук. Иду по главной улицы, дохожу до одной из касс. Заглядываю в окно, вижу там Таню. Спрашиваю, их ли это билет. Она говорит, что нет и отправляет меня в другое место. Спрашивает, что случилось. Я говорю, что погиб Саша. Она сильно расстраивается, я ухожу. Иду дальше. Иду мимо юрты Лены. Думаю зайти к ней. Захожу, сидят Лена и Регина. Я говорю, что завтра мы уезжаем. Они спрашивают, почему и я говорю, что Саша разбился. Они в шоке, Лена сообщает это своей маме. Регина сочувствует, я ухожу. Иду дальше. Дохожу до городской кассы. Подхожу и спрашиваю, их ли это билет. Она говорит, что это автобус "Волны" и отправляет меня туда. Потом тормозит и говорит, что это обратка иркутская и я не смогу ее поменять. Я решаю, что поеду на маршрутке одна, а мама пусть едет с родственниками. Я выхожу из кассы, вижу на обратной стороне дороги бабушку, дозываюсь ее и направляюсь в ее сторону.
Подхожу к бабушке, рассказываю про билеты. Мы вместе идем в больницу за таблетками, которых там не оказывается. Мы выходим, поворачиваем и идем в сторону рыбзавода. Я спрашиваю, сказали ли Славе. Она говорит, что родители ему звонили, но телефон, видимо, у него забрали. Доходим до аптеки, покупаем пачку успокоительных и 5 упаковок салфеток. Идём на рыбзавод. По пути обсуждаем то, что произошло. Не осознаём ничего, всё будто во сне. Мокрый песок, накрапывает дождь, очень холодно. Заходим на рыбзавод. Я полагаю, что Славе уже сообщили. Оставляю бабушку в очереди, сама выхожу. Звоню Славе. Он берет трубку и отвечает таким голосом, которого я их его уст еще ни разу не слышала. Я спрашиваю, сказали ли ему и задаю глупый вопрос "как ты?". Говорю, что завтра мы едем домой и плачу. Он слушает минуту мой плач и говорит, что ему надо идти. В этот момент я понимаю, что нас осталось всего трое и теперь ближе Светы и Славы у меня нет никого. Я захожу на рыбзавод, мы берем коробку рыбы и выходим. Идём домой.
Приходим. Литвиновы уже уехали в город. Я оставляю рыбу в кухне и иду в номер. Там Света. Я включаю ноутбук, захожу в интернет...
По статусу Алена понимает, что что-то случилось и спрашивает, что. Я говорю ей, она говорит Алене, Алена - Насте и так дальше. Но только они втроем выразили соболезнования из всего класса, из всех "друзей". На аватарку ставлю фотографию четверых нас. Через полчаса просыпаются Ася с Вовой, я захожу к ним и говорю, что Саша разбился. Выхожу из их номера, встречаю маму. Мама говорит, что только что ей звонил кто-то с работы и сказали, что кто-то из них видел в 8 утра ужасную аварию. Она понимает, что это та авария, потому что он разбился где-то рядом, на Трактовой. Мама обнимает меня, говорит "куда вот вас можно одних отпускать" и плачет. Я куда-то уходила, возвращаюсь, Светы нет. Звоню ей. Она говорит, что в старом доме. Я иду туда. Там Света складывает белье, баба Капа гладит его, рядом стоит бабушка и звонит всем, сообщает. Баба Капа что-то говорит, Света начинает плакать. Я тоже. Вскоре я ухожу помогать на кухне. Выглядывает солнце. Кучу продуктов, которые приготовили для торжеств, готовят и заставляют всех есть. Денис с бабушкой, мамой и тетей Юлей жарит мясо на гриле. У меня начинаются ед не вовремя, видимо, от нервов. Периодически начинаю реветь, потом прекращаю. И так весь день.
Звонят Литвиновы, говорят, что застряли в очереди на пароме. Деда Степа звонит мэру, просит их пропустить. Те пропускают. Мы боимся, что они напьются за рулём. Всё обходится, они добираются до дома. Сережа, один наш брат, выискивает на дроме тему с авариями, там две фотографии и разные комментарии к аварии, где погиб Саша. Страшные фотографии. В новостях ничего. Саша ночевал у своей девушки. Собирался на работу и забыл надеть часы. Таня вспомнила про часы, сказала надеть ему. Папа Тани предложил Саше подвезти его на работу. Он отказался, потому что мимо проезжал его сослуживец и забрал его. Почему он сел к нему в машину, а не в машину отца Тани? Они ехали по Трактовой в сторону центра. Был очень сильный ливень. Когда Вася, водитель крауна, по прозвищу "гонщик", по какой-то причине не справился с управлением, Саша сидел на переднем сиденье рядом с ним. Краун вывернуло на встречную полосу и развернуло почти на 360 градусов. В этот момент по этой полосе ехал калина и врезалась в них на огромной скорости. Удар пришелся на заднюю часть автомобиля, где сидел Саша. От сильного удара, его отбросило назад. Как мы разглядели потом на фотографиях, краун был полностью смят сзади, то есть половины машины просто не было. Калина, которая врезалась в их автомобиль, полностью смята спереди. Корпус смещен, двигатель вылетел, вокруг валялись все запчасти. Водитель погиб и погиб наш Сашенька. Вася же остался жив. То есть если бы Сашу не отбросило назад, а это произошло по причине того, что сиденье не крепко держалось, он остался бы жив.
День проходит в ужасной атмосфере, хотя под вечер мы стараемся не думать об этом, общаемся. Но все ходят заплаканные, бабушки постоянно плачу. Тетя Юля не заплакала ни разу. Дедушки и дядя Денис спокойны. Засыпаем всё же со слезами.
Утром Все просыпаемся. Все запирают дома. Я беру ноутбук, маленькую сумку, в которой всё самое необходимое. Свету целую в щеку, пока она спит и ухожу. Помогаю запереть дома и всё проверить. Ася и Вова остаются за главных. Все уезжают на автобусе. Меня провожает Регина. Я втыкаю плеер, сажусь на переднее место в маршрутке и еду. Еду, хочу плакать. Музыка, дождь, солнце, дождь, солнце. Я чуть-чуть отставала от родственников, так как выехали мы на час позже. С парома, около 12 часов, звонила Свете, они как раз давали Асе указания, как кормить кур и выезжали. У Жени День рождения. Я пишу ему поздравления, он отвечает. Не знаю, знал ли он тогда о том, что у меня случилось. Но он ничего не сказал. Приезжаю в Иркутск на час позже всех, мама ждет меня на автовокзале. Мы садимся в трамвай и едем до центра. Я жую пирожок и пью воду, говорю про Сашу и чуть ли не плачу. Приезжаем домой, спокойные. Затем я сижу и плачу, много и долго. Мама просит не напоминать. Я решаю, что если буду сидеть дома, то просто умру. Решаюсь пойти погулять. Прихожу на поле, там много людей и все отмечают День рождения Жени. Я снова поздравляю его. Беру сигареты и курю, очень много курю. Я сижу и порывы слёз случаются каждые 5 минут. Вскоре Вова спрашивает, что случилось. На что я ему говорю, что у меня разбился брат. Настя слышит это и видимо кто-то еще, в итоге знают все. Там была Настя Балдина, я обняла ее и плакала. Успокоилась и снова много курила. Затем попросила Сашу сходить до него и помыть руки с мылом, чтобы не пахло. Мы идём к нему. Я захожу, мою руки. Выходим обратно. На лестнице я начинаю плакать. Обнимаю его, минуты 3 плачу. Он гладит меня и успокаивает. Идём дальше взявшись за руки. Когда подходим к полю, все начинают обсуждать, чем мы там занимались и вообще. Идиоты, не понимают, что он нужен мне сейчас как никогда. Фурик отводит поговорить, спрашивает, что у нас с ним. Я говорю, что мы лучшие друзья. Приглашает меня завтра погулять. Идиот, не понимает, что мне не до кино. Он берет и гитару и поет песни. В их числе была песня "Не забывайте друзей" со строчками о том, что мы один раз на этом свете живем. Я плачу и прошу его не петь это. Он не понимает и поёт снова и снова. Звонит Лиза, спрашивает, как дела. Я говорю, что в Иркутске. Она спрашивает, что случилось. Я говорю ей. Прошу ее приехать. Она приезжает. Сидим на лавочке, Фурик просил подержать его цепочку, я так с ней и сидела. Он снова начал петь эту песню, я не выдержала, встала, отдала Лизе цепочку, убежала и стояла и плакала. Пришла Лиза, обняла меня сзади и держала. Когда я опомнилась, все уходили. Я позвонила Саше и спросила, где они. Пришла на остановку и отдала ему цепочку. Мама иногда звонила и просила придти, ей страшно одной. В итоге я пришла с Лизой. Она переночевала у меня и утром уехала. Затем мы с мамой пошли покупать ей черную кофту. Обошли весь первомайский и купили. Пока она примеряла, Женя позвал меня с ними в Харатс отметить его День рождения. Ну почему так трудно понять, что мне совсем это не нужно?.. Я встретилась с Алёной и попросила ее принести мне черную майку. Вечером мы тоже гуляли, потому что находиться одной было невыносимо. Все опять пили, веселились. А я просто сидела и смотрела.
Утром проснулись, начали собираться. Я накрасилась, надела старые замызганные черные джинсы, черные кеды, майку и серый старый кардиган. Мама собралась и мы сидели и ждали дядю Мишу. Он заехал за нами. Затем мы все вместе заехали за Светой. Мы с ней сидели на заднем сиденье с двумя гвоздиками. Взяли друг друга за руки. Мама повернулась и посмотрела, слёзы появились на ее глазах. Так мы ехали всю дорогу. Сумка у меня была набита платочками. И вот мы в Ангарске. Все уже там. Мы подъезжаем к дому Литвиновых. Рядом стоит много машин и людей. Дверь подъезда открыта настежь и на ней висит рукописная записка "Не закрывайте дверь. В квартире номер 41 проходят похороны." Рядом стоят бабушка, дедушка, какие-то родственники. Говорят, что нужно заходить. Мы поднимаемся на первый этаж. Заходим в квартиру. Запах формалина сразу чувствуется. Я вижу, что много людей находятся в зале. Но прежде я встречаю Славу в коридоре. Его обнимает Света и заходит в зал. Я обнимаю его и плачу. Обнимаю крепко, очень крепко. Я захожу в зал. Вижу много людей в черном и сажу. Гроб в половину комнаты. Прохожу и сажусь на диван. Не верю в это. Сразу же начинаю плакать. Рядом со мной сидит тварь, о которой я писать не буду вообще, она этого не достойна. Рядом со мной сидит Денис на табуретке, а у Сашиной головы баба Капа. С другой стороны тетя Юля, у головы Саши - Света.Света начинает плакать. Заходит бабушка и садится рядом, обнимает меня. Уходит. Заходит мама, садится рядом и начинает сильно плакать. Уходит. Я вижу его белое лицо. Лицо с маской. Лицо, под которым не видно многочисленных ран. Баба Капа говорит нам, что вот здесь, в правый висок в его голову вошла железная палка и что все ребра его были переломаны. Мы плачем. Постоянно заходят какие-то люди, смотрят на нас, на меня. Ставят венки. Стоят, смотрят, будто это музей и уходят. Постепенно все меняются местами. Примерно через полчаса я выхожу из квартиры. Не ожидала, но когда я вышла из подъезда, у двери стояло очень много людей, которых я видела впервые и все обернулись на меня. Я плачу, плачу. Подхожу к кому-то из родных и спрашиваю, где Слава. Никто не знает. Вскоре он сам мне звонит и просит, чтобы я принесла ему валерьянки. Я захожу в квартиру, на кухню и прошу сделать валерьянки. беру стакан и выхожу на улицу. Звоню Славе и спрашиваю, где он. Он объясняет, я иду к нему. Он сидит и курит, я его ругаю и даю валерьянку. Он пьет. Вскоре мы встаем, беремся за руки и идем обратно. У входа он видит Настю, свою девушку и друзей, идет к ним. Я же иду в квартиру. Помню еще, что на нас опять все посмотрели. Я захожу в комнату. Снова плачу. Так проходит много времени. И вот у дома уже очень много людей. Приезжают люди на машине, девушка. Я стою в проходе между кухней и коридором. Смотрю на то, как жестко парни берут венки и выносят их из квартиры. Затем так же они берут гроб и уносят, мы идем за ними. На улице я ищу глазами Славу, мы со Светой стоит, держась за руки. Девушка говорит, чтобы все встали с правой стороны от гроба, родственники - с левой. Приходит Слава. Мы все втроем держимся за руки и случайно оказываемся спереди, прямо у гроба. Девушка говорит речь, мы стоим и смотрим. Много кто смотрел именно на нас. И мы втроем понимали, что значит то, что мы держимся за руки. После Сашеньку уносят в машину, всех "гостей" сажают в автобус, остальных рассаживают по машинам. Мы со Светой оказываемся в одной, я так этого хотела. Славу садят в машину с гробом и другими близкими родственниками. На кладбище все машины едут колонной, строгой колонной друг за другом.
Мы приезжаем на кладбище. На 7-ой ряд, конечно же. Ставим машину и идем к месту. На месте уже стоит гроб. Родственников просят встать с левой стороны от гроба, всех остальных - с правой. Пока Сашу везли, он открыл один глаз и это выглядело ужасающе. "Он подглядывает за нами", - говорили люди. Сначала все друзья прошли по цепочки мимо гроба, трогая его за руки и говоря "Прости, прощай". Затем это сказали делать родственникам. Мы оказались почти в самом конце. Когда подходила тетя Юля, она наконец заплакала. Да так, что заплакала я. Так громко и горько. Мы обрадовались, что наконец она выплеснула эмоции. Ее обнимал кто-то из родных. Когда наступила моя очередь, я подошла и потрогала его руки, страшно боясь. Сказала про себя "прости за всё, прощай". В тот момент я думала о том, что я ужасно сожалею, что так редко говорила ему, что люблю его и так мало с ним общалась. Когда это закончилось, парни начали заколачивать гроб. Так громко, так ужасно. Я снова начала сильно плакать. Затем всех пригласили к месту погребения. Мы были впереди, встали все втроем рядом с гробом, остальные тоже стояли рядом. Его хоронили рядом с покойной бабушкой по маминой линии. Гроб поместили в яму, я в тот момент уже ничего не видела, кроме своих опухших век. Затем все бросали землю. Мы, конечно, были последними. Затем было много слез, много слов....

продолжение следует.

URL
Комментарии
2011-12-13 в 19:40 

lissauco
Мм заранее прошу прощения у Лизы за наглое использование ее аккаунта.
Две истории должны быть вместе...видимо,как бы мы не отрицали,нам двоим необходимо делиться друг с другом...Эту запись я нашла в себе силы сделать в начале сентября. Что было до этого? Что-то ужасное..
"Мой любимый брат. Родной. Мы росли вчетвером. Но Лена всегда была ближе со Славой, а я с Сашей. Последний раз я видела его 30 июля,он зашел к нам починить мамин комп, пока я дремала,смотрел фильмы на моем компьютере, я периодически просыпалась,смотрела на него,болтала... Мы всегда могли посоветоваться хоть о чем и я всегда знала,что могу получить от него защиту хоть от чего и хоть от кого...
На следующий день я уезжала в Хужир. Десятого августа, в бабушкин день рождения он звонил мне, но я не услышала,был пропущенный звонок...
И как хорошо,что 12го с утра я вспомнила об этом,сонно позвонила ему, спросила, зачем он звонил... Саша, видимо, был занят, мы поговорили секунд 30, он сказал,что звонил уточнить насчет дней рождений...
- ну ладно,пока...
-пока...

А 13го утром зашла к нам в комнату моя мама и сказала,что он погиб. "Саша разбился на машине...",и вышла.
Я просто до сих пор не могу этого осознать...это так...
НЕЛЕПО

Боги...Саша...самый лучший, самый положительный из нас, просто солнышко...Его обожали просто все...Любимый внук, любимый сын, любимый брат, для Тани просто любимый...
Машину, в которой он ехал на работу на пассажирском сидении, вынесло на встречку, развернуло и удар пришелся прямо по нему...
Водитель-Вася-жив и, конечно, теперь наверняка сядет, тот водитель мертв... но как можно обвинять Васю...он действительно теперь не сможет жить с этим...
И мы все-все были на Ольхоне в это время... Литвиновы, Гурские, мы...Это произошло около 8ми утра 13 августа 2011 года в субботу на Трактовой...Я плачу, когда проезжаю там...
Следующие дни были как семь кругов ада для всех нас...Я все еще отказывалась верить, когда вернулись в Иркутск и когда нужно было ехать на похороны... Для меня казались ( и кажутся) ужасающе глупыми фразы:"Заберем Сашу из морга", "перевезем Сашу в Ангарск", и т.д.... Как? Как можно перевозить куда-то Сашу??!!?? Он может все сам! Он такой сильный, такой смелый!
Когда я увидела гроб, у меня был просто шок... Мой любимейший брат, такой холодный, неподвижный...Но мне до последнего казалось, что вот же, я вижу, как его грудь поднимается туда-сюда, я кричала ему мысленно:"Ну же, Саша, вставай, поднимайся, пока не поздно", И я действительно не удивилась бы, если бы он встал и сказал, что это только шутка и засмеялся бы, мы ведь всегда смеялись...
Когда бабушка сказала мне, что у него сломались все ребра, лопнула печень и ...штырь вошел в голову...и показала то место, куда именно вошел, справа...я поняла, что больше не могу дышать, задыхаюсь...Мама накачала меня успокоительным..Все подходили ко мне и говорили, как он меня любил...Перед похоронами мне приснилось, что я не увидела, как заколачивают гроб...и очень переживала из-за этого во сне...И на следующий день так и случилось...Я не увидела как закрывают гроб,потому что...потому что моя мама наконец-то заплакала, зарыдала, поняла...видимо, она отказывалась верить до самого последнего прощания и я очень беспокоилась за нее, что она не плачет, она ведь тоже была очень близка с ним...Я обняла ее, успокаивала молча...И я знаю, что это не мое личное несчастье. Все любили его.
Видимо, он понадобился ангелам-хранителям раньше, чем остальные из нас..И я знаю, что его светлой душе там хорошо..."
И сейчас хочу добавить. Было очень много еще моментов, они ярко застряли в памяти и постоянно всплывают. Как мы втроем держались за руки, когда выходили во двор. Как будто держали друг друга, чтобы не надломиться. На Ольхоне тоже потом очень многое было...остров...ревела на камне ночью на берегу...Слава пришел и привел обратно и Лена всё поняла...и эта ночь была длинной...да...Я на самом деле все еще ловлю себя на мысли, что он уехал. Ну там в Тайланд или в командировку. Скоро вернется. Еще мой папа растрогал сильно...после похорон сказал, что я умница...И тогда на поминках он сказал, что у каждого из нас есть момент с Сашей, который приятно вспомнить...так запомнилось...как хотелось обнять тетю Олю и пришлось ждать...как я сбегала на похоронах от мамы Лены, которая почему-то не хотела, чтобы я смотрела, как закапывают могилу...
Это получилось не описание, а просто мысли...
а там на фотке выше...сделанной несколько лет назад...там как раз все видно...я только сейчас поняла...Лена со Славой даже одеты одинаково, как и мы с Сашей...

Света.

2011-12-13 в 19:51 

popp_e
для маленькой такой компании огромный такой секрет
Как можно это пережить? я до сих пор не понимаю... я помню, когда мы сидели около Саши, еще в квартире, я куда-то слегка повернула голову, и, клянусь собой, мне показалось, что он встал, как бы поднял свой торс..Боже, как же я тогда испугалась..ужасно испугалась...
и эти слезы...наши слезы..они будут еще очень долго..
когда мы втроем держались за руки..это так много значит для меня... и тогда на нас все посмотрели.. и вот это ощущение, мы будто держим друг друга..но чувствуется, что рядом не хватает его..
а я и не обращала внимания на то, что мы дейтствительно одинаково одеты..

URL
2011-12-13 в 20:00 

lissauco
ах да...три выстрела - поразило...похороны сотрудника милиции...август август...какой-то нескончаемый...

   

моё море

главная